Эссе педагога-психолога «Я – педагог». Колчина Ольга Владимировна

В доме моей бабушки была большая библиотека: огромные шкафы от пола до потолка, заставленные учебниками. Моя бабушка, дедушка, тетя, дядя – все были педагогами. К нам часто приходили в гости их коллеги – бывшие директора школ, заведующие РОНО, учителя, воспитатели. Это были веселые, шумные, уже немолодые, но еще сильные люди. Они прошли войну, работали в тяжелое послевоенное время. У нас в доме они пели под гитару романсы, играли в лото и декламировали стихи. И, конечно, вспоминали…

Почему-то они вспоминали только свою работу. Помню, как часто я удивлялась на них. Ну как можно, через тридцать с лишним лет с гордостью вспоминать какого-то Тяпкина Мишку, который был «страшно сопливый», но сейчас стал директором Мукомольного завода. Или Сироткина Генку, который на спор сиганул в открытое окно на уроке литературы у моего деда. Да сколько было рассказано таких историй!

Мне, в 15 лет, тогда они казались какими-то мамонтами, осколками черно-белой эпохи. Когда мальчики еще носили чулки, а учителя в белых воротничках стояли строгие и подтянутые под портретами Сталина и Ленина.

Смешно…

Я считала, что их время ушло. И с жестокостью молодости спорила с бабушкой и говорила, что не стану никогда педагогом.

Однажды я сильно заболела. С высокой температурой я лежала в библиотеке и, казалось, что книги сейчас упадут на меня. В полубреду, читая названия на корешках книг, мой взгляд наткнулся на название «Януш Корчак». «Смешная фамилия, надо почитать» — решила я и на следующее утро уже лежала с книгой. Так Старый Доктор вошел в мою жизнь.

Януш Корчак или Старый Доктор, для меня стал олицетворением Педагога, символом самопожертвования и любви к детям. Он до конца дней оставался верен своим словам и умер, хотя мог бы спастись. Вместе со своими маленькими воспитанниками он погиб в газовой камере нацистского лагеря. «Предать детей и пустить их умирать одних – говорил он, – это означало бы уступить злодейству». Даже в последние часы жизни этот человек оставался Педагогом и продолжал учить своим примером…

Что мог говорить детям Старый Доктор Януш Корчак, когда двери газовой камеры захлопнулись?..

Вместе с выздоровлением я уже знала, что стану педагогом.

Несмотря на то, что престиж нашей профессии сейчас невысок, я считаю ее призванием. Любить чужих детей, принимать их такими, какие они есть, уважать их, радоваться их достижениям, отдавая часть себя – это для меня педагог. Теперь, так же, как бабушка и ее коллеги, я помню всех своих воспитанников и с гордостью говорю: «Наши дети».

Я верю в возможности ребенка, в то доброе, что в нем заложено. Я учу их терпимости, потому что и в наши дни есть место обыкновенному фашизму, и поэтому нельзя, что бы наши дети «уступали злодейству».

Я верю в силу воспитания, которое держится на любви и слове педагога, на личном примере и справедливости. Я не считаю, что педагог должен быть идеальным и не люблю слащаво-пафосных слов о своей профессии. Потому что бывает очень трудно, и я не иду по пути одних побед. Иногда у меня опускаются руки, я спотыкаюсь о собственные ошибки, понимая, что мы не всесильны. Но именно в эти моменты я помню о Старом Докторе Януше Корчаке, который что-то говорил своим воспитанникам, когда двери газовой камеры закрылись…



Автор: Колчина Ольга Владимировна
Должность: педагог-психолог
Место работы: МДОУ «Детский сад №75»
Месторасположение: г. Ярославль, ул. Салтыкова-Щедрина, дом 40А



Основные разделы:




VK
OK
Facebook
Twitter
WhatsApp
Telegram