10 класс . Сценарий «Открытого заседания журнала «Современник».

 

Название: 10 класс . Сценарий «Открытого заседания журнала «Современник».
Номинация: Школа, Литература, 5-11 классы, 10 класс
Автор: Нурышева Майра Бектурсынкызы
Должность: учитель русского языка и литературы
Место работы: Жарыкская ОСШ
Месторасположение: пос.С.Сейфуллина, Шетский район, Карагандинская область

 

Открытое заседание журнала «Современник»

 

Повестка дня

1.Язык – это историческое достояние народа, отражающее духовную сущность и уровень культуры людей

Действующие лица:

Жуковский Василий Андреевич

Пушкин Александр Сергеевич

Грибоедов Александр Сергеевич

Лермонтов Юрий Михайлович

Белинский Виссарион Григорьевич

Шекспир Уильям

Большинство поэтов и писателей сидят за столом и ждут Грибоедова с Шекспиром.

В то время, что ждали, вели дружескую беседу.

Открывается дверь и перед всеми появляются, отряхивая снег со своих верних одежд, Шекспир с Грибоедовым. Они, уступая друг другу дорогу, пошли и заняли свое место за столом.

Шекспир: Страфстфуйте, маи дарагие друсья! Вот эта мэтэл, я уж паялся заплутися у фас… протягивая руку, здоровается со всеми.

Пушкин: Да, дорогой, Уильям, мы с тобой согласны. Погода нынче не балует. Так метёт, что дороги не видно. Милостивейшие друзья, Александр Сергеевич и Уильям не вымотал ли вас такой долгий переезд? Может вы хотите немного отдохнуть с дороги? Не изволи те ли испить горячего чаю и согреться?

Грибоедов: От горячего чаю бы не отказался…

Шекспир:Гарачий чай, о, эта пыла п самичатильна!

Белинский вызывает секретаря звоном колокольчика. «Будьте любезны принести горячего чаю нашим гостям».

Выходит секретарь и выносит на разносе кружки с горячим чаем.

Белинский: Добрый вечер, друзья мои! Спасибо, что не оставили без внимания мою депешу и по первому зову собрались в нашей скромной редакции. Но оное заседание необычно, ибо мы не будем следовать правилам, по которым на общий суд предлагаем свои те или иные рукописи. На днях я получил письмо от любезнейшего Александра Сергеевича Пушкина, каждая строчка которого полна печали, разочарования, обид. Но перед началом нашего открытого заседания я хочу выразить слова благодарности нашим глубоко уважаемым гостям издалека, Уильяму Шекспиру и Александру Сергеевичу Грибоедову. Спасибо вам, любезнейшие, что не испугались метелицу и одолели такой длительный путь!

Грибоедов: Честно говоря, ваше письмо, уважаемый Виссарион Григорьевич, меня заинтриговало, поэтому я не мог не приехать!

Шекспир: Фсигта раты памочь!

Белинский: Как мною уже было сказано, оное заседание необычное. Я бы даже назвал его криком души. И если изволите, господа, сие заседание объявляется открытым. На повестке дня стоит следующий вопрос, почему последующее поколение, а если, быть точнее, люди 21 века, такой красивый, певучий, могучий, богатый, нежный, кристалльно чистый язык засорили страшными, грубыми, непонятными, грязными словами, тем самым, превратили его в мусор? Господа, неужели нами где-то в рукописях была допущена ошибка? Если допущена, то где и кем? Теперь, друзья мои, наверное поняли, почему наше заседание я так громко называю криком души.

Я думаю, все вы со мной согласитесь в том, что письмо Александра Сергеевича Пушкина не требует отлагательств.

Таким образом, уважаемые мои, у меня ко всем только один вопрос: «Все ли вы работали под девизом «Язык – зеркало души?» либо позволяли своему перу писать браные слова? Перед тем, как вы начнете на него отвечать, разрешите самому

Александру Сергеевичу Пушкину рассказать вам содержание письма. Итак, дорогой друг, Вам слово.

Пушкин: Я, как и уважаемый Виссарион Григорьевич, сердечно благодарю вас, друзья мои, за то, что собрались в обсуждении трогательной темы. Начну, пожалуй, с того, что нам с моим другом, Михаилом Юрьевичем, чудесным образом посчастливилось оказаться в будущем, в 21 веке. И не просто, а на уроке русской литературы в 9 классе. Тема урока была «Своеобразие развития русской литературы 1-ой половины XIX века», на котором учитель объяснял ребятам о наших заслугах в истории русской литературы, если говорить подробнее говорилось обо мне, о Михаиле Юрьевиче, о вас, батюшка, Василий Андреевич, о любезнейших гостях, Александре Сергеевиче Грибоедове и упоминали ваше имя, дорогой Уильям. Сказать по совести, урок был интересный, но среди всех учеников оказались два оболтуса, которые и вызвали наш гнев. Их фамилии Свидригайлов и Копейкин. Так вот, друзья, эти самые Свидригайлов с Копейкиным спрятались от учительницы, заняв предпоследние парты, и были заняты пустыми разговорами ни о чем.У одного из мальчиков на ушах было какое-то странное устройство, из-за которого он сидел и покачивал головой, чуть ли не пустившись в пляс. Позже мы узнали, что это самое устройство они именуют наушники. Скажу вам правду, мы с Юрием Михайловичем так ничего и не поняли из их объяснения. Но дело не в этом. А в том, что эти два ученика позволили сказать нелестные и очень дерзкие слова в адрес всех нас присутствующих. Разглядывая наши портреты в своих учебниках, они издевались над ними, пририсовывая к кому-то из нас рога, усы, тем самым уродуя их. Так это ещё не всё, друзья, у этих ребят закралась тень сомнения, что мы являемся гордостью русской и английской литературы. Друзья, разве это не вызывает печаль, обиду за наши кропотливые годами созданные труды? Сказать честно, мы с Юрием Михайловичем и сами не поняли, как оказались в будущем. На тот момент мы сидели в редакции и знакомились с вновь поступившими произведениями. Как нас какая-то неведомая сила подняла, закружила и закинула в 21 век. Ища ответ на вопрос, как такое могло произойти, я и Юрий Михайлович остановились на мысли, что нам суждено было очутиться в будущем и увидеть воочию, как относятся к русскому языку, русской литературе, а значит и к нам.

Шекспир: Тафарищи, эта же ужасна. Ани што истефаются нат нами што ли?

Пушкин: Да, именно так это и получается, любезнейший Уильям. К нашему большому сожалению. Созданные нами шедевры они назыаают бумагомарание,а нашу работу- писаниной. Мы были очень подавлены от услышанного и увиденного, так что торопились вернуться в наше время. Также мы узнали, что у людей 21 века появился какой-то ящик, благодаря которму они за считанные секунды передают письма даже иностранным друзьям. Это техника называется компьютер. По словам Свидриггайлова и Копейкина компьютер позволяет заниматься самообразованием. Представляете, на сколько развилась нука в их время.

Лермонтов: Хотите верьте, хотите-нет, но то, что рассказал вам дорогой Александр Сергеевич Пушкин- чистая правда.

Шекспир: Я очин апечалился…! Трусья маи, вы сказал мне срашный веш.

Грибоедов: Конечно, друзья, слышать такое очень неприятно! Казалось бы мы в своих произведениях старались своих читателей оберегать от невежества, призывая их к просвещению. А какую картину сейчас нам обрисовали Александр Сергеевич и Михаил Юрьевич. Так получается, что наш призыв о просвещении читателями был неправильно воспринят. Это я могу сказать смело, ибо последующее поколение оказалось безграмотнее нас!

Жуковский «Моя честь, моя фортуна, и все — мое перо…» — девиз моего творчества. Так вот, отвечая на Ваш вопрос, Виссарион Григорьевич, я могу с большой уверенностью без тени сомнения сказать, что все мы работали под девизом «Язык-зеркало души». Не вы ли уважаемый, Виссарион Григорьвич, исследовав моё творчество, назвали меня «Колумбом, открывшим России Америку романтизма»?

Белинский: Да это именно я дал вам, батюшка Василий Андреевич, такую оценку. И поверьте мне очень заслуженно!

Лермонтов: Мы с Александром Сергеевичем упускаем из виду один очень важный на наш взгляд факт. А это то, что образование у людей 21 века бесплатное. Понимаете, на сколько они одновременно и счастливы, и несчастливы. Счастье их заключается в бесплатном образовании в их деревенской школе, ну , а как нам очень трудно давалось образование, вы все знаете прекрасно. Несчастье же их в лени, а отсюда и рождаются бескультурщина, невоспитанность и безграмотность.

Пушкин: Друзья мои, на нас, стоящих у истоков создания русского литературного языка, лежит ответственность за сохранность его чистоты, национального колорита, своеобразности в будущих поколениях. Поэтому мы должны дать добрые советы для сохранения чистоты русского языка последующему поколению, которые по незнанию своему засоряют духовную сокровищницу народа.

Шекспир: эта фы прафильна замэтил, уважаемый Михаил Юрьевиш. Я тоже сказать уверен никто ис нас не винофат. Винофаты он сам.

Лермонтов: Меня до глубины души огорчило, что мальчики смеялись, рассматривая портреты, над нашими внешностями. Печален тот факт, что героев наших произведений они называют сумасшедшими, сумасбродами и тому подобное. Друзья мои, я вынужден Вас огорчить новостью, что издеваются ещё и над нашими фамилиями, давая нам те или иные прозвища.

Белинский: Из ваших рассказов я делаю вывод, что люди, живущие в современном

21 веке, полны невежества, зла, ненависти, грубости. И это меня очень огорчает, ибо мы им оставили такое бесценное наследство, которое засоряется, уродуется и ни во что не ставится.

Лермонтов: Дорогой, Уильям, от услышанного, боюсь, как бы Вам не стало плохо. Дело в том, что люди 21 века называют все пары и даже те, которые мимолетно увлечены друг другом, Ромео и Джульетта. Можете себе такое представить?

Шекспир: Ай! Ай! Ай! Ай! Ай! И таже тапрались та такой чистый и красивый любоф? Трузья, я писать такой непыфалый, красифый люпофь. Такой люпоф польшэ неть! О, гаспата, я падавьлен, очэн падавьлен!

Белинский: Не только вы, уважаемый, Уильм, подавлены, но и огорчены от услышанного , думая, что, если не прекратим эту тему, боюсь, мы все сляжем… Как вы все считаете, друзья мои, имеет ли смысл продолжать беседу по столь неприятной теме или же будем подводить итог заседания и вынесем решение?

Жуковский: На мой взгляд, мы сполна ответили на проблемный вопрос. Теперь пришло время вынести решение.

Грибоедов: Разделяю Вашу точку зрения, Василий Андреевич! Полно сидеть и отвечать за невежество последующего поколения!

Лермонтов: Совершенно верно, Александр Сергеевич, мы не несём ответственность за безграмотность людей 21 века, от их лени исходящей.

Шекспир: Снаете, друсья маи, очинь рад што я радица в 19 век, а не в 21 век.

Белинский: Что ж, тогда слушайте решение, нами принятое.

1. Людям 21 века обратиться к классической художественной литературе 19 века, дабы обогатить свой словесный запас.

2.Принимая во внимание то, что язык – это историческое достояние народа, отражающее духовную сущность и уровень культуры людей, относиться к языку более ответственно и разумно.

На этом наше заседание объявляется закрытым. Всем спасибо за внимание! До новых встреч!



Основные разделы:




VK
OK
Facebook
Twitter
WhatsApp
Telegram


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *