О некоторых особенностях преподавания грамматики английского языка в удмуртской аудитории (на материале системы глаголов)

Матвеева Наталья Сергеевна
учитель английского языка
БОУ УР УГНГ имени Кузебая Герда
г. Ижевск, Удмуртская Республика

По мнению многих исследователей, изучающих лингводидактические проблемы двуязычия, методика преподавания иностранных языков в той или иной национальной аудитории должна строиться на базе выявления сходств и различий между изучаемым и родным языком учащихся. Будучи билингвом, и работая в национальной гимназии с детьми-билингвами, особенно остро встает вопрос о включении в процесс усвоения английского языка — родного (удмуртского), поскольку ориентация учащихся только на русский язык и игнорирование родного языка на уроках английского языка не может способствовать сознательному овладению иностранных языков.

Одним из комплексов трудностей характеризующих английский язык в плане его изучения русскими учащимися (в нашем случае через призму посредством русского языка), связан с временными формами глагола. Это объясняется тем, что в русском языке почти нет аналитических форм за исключением будущего времени (я буду читать). Английская глагольная система характеризуется обилием форм, при помощи которых осуществляется особая точность в обозначении времени глагольного действия и временное отношение действия к тому или другому моменту или периоду настоящего, прошедшего или будущего (одновременности, предшествования и следования) [Проблемы, 132].

Согласно существующим исследованиям удмуртский язык представлен восемью глагольными формами, а английский представлен двенадцатью глагольными формами. Таким образом, учитывая сложность видовременной системы и в английском, и в удмуртском языках можно обнаружить то общее, что есть в этих двух языках, и частное. Нас будет интересовать общее, так как общее связано с уже знакомым из родного языка. Знакомое требует меньшей затраты энергии, качественно иного подхода при объяснении и закреплении материала. Как нам кажется, в этом случае, примером может служить прошедшее длительное время, которое представлено в исследуемых нами языках.

1. Оба исследуемых языка характеризуются наличием аналитических форм. Английский Past Continuous формируется с помощью вспомогательного глагола to be в Past Indefinite (прошедшее простое) и смыслового глагола в форме Participle I (причастие первое) [Грамматика английского языка, 90]. В удмуртском языке прошедшее длительное время (Кема ортчем дыр) образуется посредством присоединения к смысловому глаголу в настоящем времени частицы (частицы-глагола, служебного глагола) вал. Б.А. Серебренников считает, что в удмуртском языке существует еще одна форма прошедшего длительного времени, которая образуется с помощью частицы (частицы-глагола, служебного глагола) вылэм и выражает действие, в котором говорящий не принимал прямого участия, о его наличии он узнает со слов других [Серебренников, 132], к примеру: англ. I was going (я шел) — удм. мынисько вал.

2. Употребляются для выражения действий, которые проходили в определенный момент в прошлом. В большинстве случаев на определенный момент указывает контекст или другое действие в прошлом, которое прерывает действие в прошедшем длительном времени, к примеру: I don’t even remember where I was sitting when he came in…[The Catcher in the Rye, 42] ‘Я даже не помню, где я сидел, когда он вошел. В удмуртском языке в этом значении также употребляется прошедшее длительное время (кема ортчем дыр): Со-а, мар-а туж кырза вал чукна? [Ар-Серги, 184]. ‘Это он что ли так пел утром?’. Но в удмуртском языке существует еще один способ передачи прерванного действия с помощью деепричастия, к примеру: Tom burnt his hand when he was cooking the dinner [English Grammar in Use, 12] (Том обжег руку, когда готовил обед) ‘Том кизэ сутüз, сиён пöраку(з)’. А.Ф. Шутов отмечает, что удмуртский суффикс «ку» часто используется в удмуртском языке для выражения действий, происходящих одновременно [Шутов, 15]. Более того, именно образцы примеров этого типа привели Б. Н. Серебренникова к мысли о том, что удмуртское прошедшее длительное время сопоставимо с Past Continuous английского языка [Серебренников, 129–130].

3. Употребление прошедшего длительного времени для создания общего фона для развертывания других действий [Серебренников, 127], в этом случае придаточное предложение служит фоном главному [Крылова, Гордон, 48]: англ. … she went into the bedroom where the dressmaker was waiting for her… [Дю Морье, 21] ‘…она вошла в комнату, где швея ждала ее…’; удм. — Ярам, ярам. Я зеч луэ, — шуиз Лади но автобусэ пыриз. Бераз, киыныз шонаса — шонаса, анаез но пичи Васи кылизы. Ладиез азьпалан эшъёсыз, бадзым стройкае витё вал…[ Ар-Серги, 196] ‘-Хорошо, хорошо. Ну, до свидания, — сказал Лади и зашел в автобус. Позади оставались его мать и маленький Вася и махали руками. Впереди его ждали друзья на большую стройку’.

4. Употребляется для обозначения незавершенных действий. Формы длительных времен обозначают действия в процессе в определенный момент: engl. The men were talking to one another and laughing [Дю Морье, 238] ‘Воргоронъёс ог-огенызы верасько но серекъяло вал’; udm. Анаез борддор шоры дол-л учкыса пуке вал [Ар-Серги, 98].

В ходе нашего исследования нами был проделан опрос студентов 4-го курса факультета удмуртской филологии, специализирующихся на удмуртском и английском языках и преподавателей кафедры германской филологии, владеющих удмуртским языком. Респондентам предлагался перевод предложений с английского на удмуртскиий и с удмуртского на английский языки. Результаты исследования подтвердили наше предположение о том, что в большинстве случаев английский Past Continuous переводится на удмуртский язык прошедшим длительным, к примеру: все респонденты перевели английские предложения ‘Jane was waiting for me when I arrived’[English Grammar in Use, 13]; (Джэйн ждала меня, когда я пришел) ‘I haven’t seen Alan for ages. When I last saw him, he was trying to find a job in London’ [English Grammar in Use, 13] (Я не видел Алана вечность. Последний раз я его видел, когда он пытался найти работу в Лондоне) на удмуртское прошедшее длительное время. При переводе предложения ‘Tom burnt his hand when he was cooking the dinner’ [English Grammar in Use, 12] (Том обжег руку, когда готовил обед) 75% респондентов используют деепричастие с суффиксом ‘ку’ и 25% — прошедшее длительное время удмуртского языка. При переводе предложения ‘What were you doing this time yesterday?’ [English Grammar in Use, 13] (Что ты делал вчера в это время?)], в котором действие происходит в определенный момент прошлого 75% респондентов использовали т.н. Очевидное прошедшее или первое прошедшее время удмуртского языка (тодмо ортчем дыр) и только 25% из них использовали прошедшее длительное время удмуртского языка, которое ожидалось по нашей версии данной выше. Тогда как вторая часть этого предложения ‘I was asleep’ (я спал) была переведенна с помощью удмуртского прошедшего длительного времени теми респондентами, которые использовали первое прошедшее время в первой части. Таким образом, прошедшее длительное время удмуртского языка не равномерно используется в обозначениии действий, которые проходят в определенный момент прошлого, но эти причины пока нам непонятны.

Также как и при переводе английских предложенний на удмуртский язык, большинство удмуртских предложений были переведены нашими респондентами приемущественно с использованием английского прошедшего длитеольного (Past Continuous), к примеру при переводе удмуртского предложения . ‘Прошка шутэтске вал, куке нош ик походэ потоно луиз’ [Архипов, 78] (Прошка отдыхал, когда снова пришлось пойти в поход), 87,5% респондентов использовали английский Past Continuous. Но также присутствовали ответы с использованием конструкциий с used to и would или простое прошедшее (Past Simple). Так, например, удмуртские предложения, в которых выражаются повторяющиеся действия в прошлом большинство респондентов предпочли перевести их с использованием как структуры с used to+ infinitive, так и would+ infinitive к примеру при переводе предложения: ‘Тон, нылы, шаплы лыдзиськод вал но. Уд-а лыдзы?’ [Валишин, 172] все респонденты пользовались этой конструкцией. Тогда как употребление простого прошедшего (Past Simple tense) незначительно, к примеру, при переводе предложения ‘Костя Устинья апай вöзынгес сылэ вал’ [Валишин, 72] 25% респондентов использовали простое прошедшее (Past Simple tense), а остальные — прошедшее длительное (Past Continuous tense), который обычно используют для обозначения единичных, незавершенных действий в прошлом.

Таким образом, анализ исследуемых видо-временных форм показал следующее:

— обе видовременные формы имеют аналитическую структуру;

— грамматическое значение английского и удмуртского Past Continuous не полностью тождественны (эквивалентны), но выделяются значения, в которых удмуртский и английский варианты соответствуют (фоновость, локализованность и процессуальность действия). Общие черты помогут студентам-удмуртам избежать проблем в освоении прошедшего длительного времени.

Тщательный анализ может послужить:

— основой для создания методики преподавания английского языка с учетом билингвизма;

— основой для создания сопоставительной грамматики английского и удмуртского языков.

Список использованной литературы

  1. English Grammar / by M. Ganshina and N. Vasilevskaya. M., Foreign Languages Publishing House, 1951. 470 c.
  1. Проблемы — Проблемы обучения грамматическому и лексическому аспектам иноязычной речи. Владимир, 1980. 31-50 с.
  2. Грамматика английского языка / под ред. В.Л. Каушанской, Р.Л. Ковнер, О.Н. Кожевниковой и др. — Ленинград «Просвещение», 1973. 320 с.
  3. Крылова И. П., Гордон Е. М. Грамматика современного английского языка: Учебник для ин-тов и фак. иностр. яз. — 12-е изд. — М.: КДУ, 2006. −448 с. — На англ. яз.
  1. Серебренников Б.А. Категория времени и вида в финно-угорских языках пермской и волжской групп. Изд-во Академии наук СССР, М., 1960. 294 с.
  2. Шутов А.Ф. Туала удмурт кыл: Каронсям. Азьпечатлос / Удмурт кун университет. Туала удмурт кылъя но сое дышетон амалъёсъя кафедра. Ижкар: «Удмурт университет» книга поттон корка, 2003. 24 б.

Источники

  1. Ар-Серги В. Ноктюрн: Веросъёс. — Ижевск, Удмуртия, 2003. — 304 с.
  2. Архипов Т. А. Ортчеменыз пумиськон: Повесть, веросъёс / йылпумъян кыл гожтиз А. Г. Шкляев. — Ижевск: Удмуртия, 2005. — 280 с.
  3. Валишин Р. Г. Тöл гурезь. Повестьёс. «Удмуртия» издательство, 1978. 276 с.
  1. Сэлинджер Джером Дэйвид (J.D.Salinger) Над пропастью во ржи. (The Catcher in the Rye). На англ. яз. — М.: Юпитер-Интер, 2003. — 208 с.
  2. Дю Морье Д. Ребекка. Роман. На англ. яз. — М.: Издательство «Менеджер», 2006. −416 с.


Основные разделы:




VK
OK
Facebook
Twitter
WhatsApp
Telegram


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *